6 сент. 2014 г.

Ягодо(в)едение. МММ.

От хозяйки блога:) Я по физ. причинам не смогла скатать эту покатушку, поэтому катала вокруг песочницы. А Миша, Макс и Миша насладились маршрутом по полной:) Ниже впечатления Михаила Гапоненко. Приятного чтения!


В рамках освоения печати вслепую на клавиатуре без русских букв попытаюсь написать краткий отчет о поездке по Комару. Он не претендует на объективность и вообще, веет от
него личностной оценкой событий.

В пятницу вечером появился какой-то непонятный насморк, значения я ему не придал, зря. Как обычно на электричку приехал за 40 минут, патологический страх опоздать на электричку по утрам. Перед Академической снова сдох компьютер, мать его. Пока стоял, был облаян жирной-прежирной лабрадоршей и бабулька высказалась по поводу «ездят тут всякие на электричках, с грязными велосипедами». Внезапный звонок Макса, «не последний вагон, а первый, ду ю роджер!?» Оке, клацаю ботинками по всему перрону, на радостьбабулькам, сел, вагон битком, но мне место занято, красота.

Пока ехали, изучал новый байк Влада, мощщщщ. Непонятно, почему мажоры не гонят по асфальту на таких байках, в ростовке XL, посадка как на чопере, руль только соотв. поставить и седушку.

К Переезду предположение что я заболеваю, перешло в уверенность, на вопрос что делать, все в один голос сказали покупай циклоферон (могли бы посоветовать слабительное,  простодушные все-таки наши велосипедисты в массе своей).

Вышли, спустились вниз, я затарился фармой, бананами и кексами и покатили. Начиная от первого подъема кладут новый асфальт, всяким шоссерам одно удовольствие ехать.

Самый первый асфальтовый подъем я заехал нормально, но уже на втором простуда стала сказываться, я начал выпадать. Доехали до быстрой, повернули на укатанную гравийку, подъема практически не было, Макс сказал что мы уже треть набора одолели и такой дороги километров 10 впереди, -хахаха, как же. Буквально через пару километров начался нормальный такой набор, тут я начал как следует выпадать, учитывая что у меня сдох компьютер, хрен пойми сколько мы едем, сколько проехали и сколько осталось, настроение совсем пропало. Миша вполне себе ехал, Макс тем более и только я подыхал, еще и на редких спусках Миша на хардтейле меня спокойно обгонял, мрак. Служебное несоответствие.



Дотошнили до места первого обеда, чем выше поднимались, тем больше осень наступала. Обедали с видом на каменоломню, красиво. Вокруг было море ягоды. Макс сказал, - «Вот, Андрюха-то себя при виде черники контролировать не может, не то что я», и начал есть ягоду как не в себя. Непонятно, насколько же тогда Андрей фанатеет от ягоды.



Поели и поехали дальше, впереди была стенка, в велосипедном понимании этого слова. Как я подыхал на вершине...... все-таки простуда и ехалово еле-еле на 1-1 плохо совместимы. Начали попадаться лужи, в самой первой на пузе сидел 80-й крузак и пытался одновременным нажатием на газ и тормоз выбраться наружу. Подкладывание чего-то типа бревен под колеса, вероятно ему не подходило, он же не трус, в конце концов. Мы этот крузак слышали еще наверное час, так он видимо и продолжал сидеть, не фартануло, чо.

Макс довольно так уверенно по лужам поехал, я сразу заочковал, Миша поехал, но запала ему хватило метра на два. Потом спустя метров 50 блуждания по кустам на обочине я тоже было решился, но вступив по-щиколотку в жижу, все желание пропало. Так вот, то по кустам пешком, то по сухому на велах мы и ехали. Макс вырывался вперед и люто, бешено ел ягоду. По пути встретили штук 20 артелей лесных заготовителей на самой разной технике, начиная от марковников, заканчивая полноприводными ГАЗ-63.



Чем хуже становилась дорога, тем больше Миша начинал от меня отставать, наконец-то найнер двухподвес помог мне компенсировать простуду. Ехали-ехали, и вот уже дорога пошла  вниз ура. На спусках тормоза начали вонять. Выехали на серпантин, но он не к помойке казался, а к Слюдянке, тот что к помойке намного лучше был. Макс с Мишей поехали по трейлу, а я как дурак по серпантину. Вот тут совсем уже тормоза жженым вонять стали. На левой руке теперь палец указательный болит.



Электричка, пирожки, все как обычно. Развлек один товарищ, идальго Ламанчский, блин. Захотелось одному мягко говоря, подвыпившему, благородному дону в туалет, а он занят.  Он ждал, ждал, никто не выходит, он стал туда долбиться, никто не отвечает. Он в отчаянии стал долбиться в кабину машинисту (вагон последний, там никого нет), никто дверь, ни одну, ни другую не открывает. Время идет, у нас уже боязнь, как бы он на наши велы не того. Он давай звонить по сотовому, видимо в правительство, о вопиющем факте нарушения прав и свобод личности. Тут, вероятно обход был, пришел помощник машиниста, попытался его успокоить, предложил идти в первый вагон, типа ну заклинило дверь, но чувак слабость не проявил давай ломать дверь в толчек, а то вдруг там умер кто. В итоге сломал. Сходил, и отбыл.

Ехали домой по тротуарам, чисто, грязи нет, горок нет, одно удовольствие.

Unicorn (Mike V. Gaponenko)